Главная страница » К 72-летию Великой Победы » Воспоминания ушедших, как будто весть с далекой той войны

Воспоминания ушедших, как будто весть с далекой той войны

Воспоминания ушедших, как будто весть с далекой той войны

К 70-летию Великой Победы. И вспоминалось былое…

 

Иннокентий Анисимович Сунчугашев

 Родился 10 июня 1921 года в деревне Малая Сея, в первый класс пошел в 1930 году и 7 классов закончил в Большесейской школе. Служил в г. Ворошилов на Дальнем Востоке. Началась война, сразу перебросили на западный фронт под Ленинград в 62 отдельный противотанковый дивизион 326 Сталинской  дивизии командиром орудия (36 мм пушка). В этом же дивизионе служил Георгий Зорин из Матура, которому за мужество и отвагу позднее было присвоено звание Героя Советского Союза.

Привезли 21 сентября 1941 года и сразу в бой. В первом же бою под Ленинградом был тяжело ранен. После госпиталя закончил десятимесячную школу младших командиров и в звании старшего сержанта был отправлен в 10 артиллерийский батальон охраны, который формировался под Москвой, командиром орудия (76-мм пушки). Шли с боями от  Москвы в Смоленском направлении: Смоленск, Гжатск…

В марте 1943 года попал в 600 истребительный танковый полк командиром орудия. С противотанковыми пушками противотанковый истребительный батальон бросали туда, где шли танки противника.

«Помню бой под деревней Пузановка Думиничского района. Была поставлена задача: не пропустить танки, которые находились в деревне. Мы днем подъехали метров на 600 к деревне, на нас пошли танки противника. У меня было первое орудие, и я оказался впереди. На наше орудие шло два танка, первый мы сразу подбили, но второй танк разбил нашу пушку, убило наводчика, а я был контужен, три месяца провел в полевом госпитале. За этот подбитый танк был награжден медалью «За отвагу».

После госпиталя  вернулся в свой полк (резерв главнокомандующего). Когда шли бои на Курской дуге мы стояли в резерве,  потом опять на передовую. 8 января 1944 года меня опять тяжело ранило, и до января 1945 года находился в госпитале. После госпиталя под станцией Перемышль был зачислен в 241 батальон охраны командиром орудия (53-мм пушки), в котором воевал до мая 1945 года. Освобождал Венгрию, помню встречу с союзниками, американскими солдатами на Эльбе в 1944 году. Закончил войну в составе 1 Белорусского фронта в Берлине.  После войны до 1947 года служил в Одессе, уволен из Армии в апреле 1947 года. Вернулся домой, работал сначала в колхозе, затем в совхозе «Абазинский» Таштыпского района до пенсии».


Маркел Порфирьевич Рогов


Родился 16. 03. 1907 года в Алтайском крае. Образование 4 класса, в 1936 году закончил курсы шоферов-автомехаников в городе Минусинске. Когда началась война, работал шофером в МТС в Таштыпе.

«18 сентября 1942 года был призван в ряды РККА. В Новосибирске прошел обучение на ремонтника танков, затем зачислили в танковую бригаду в г. Тагил, где обучали танкистов, ремонтировали и испытывали танки. Я был назначен бригадиром. На Курско-Орловском направлении готовилось большое наступление наших войск, меня направили сопровождать отремонтированные танки на фронт под город Орел. Во время поездки простыл и попал в госпиталь в г. Тулу. После госпиталя с пересыльного пункта был направлен на Карельский фронт шофером в состав 22 автополка 272 автобатальона, который подчинялся главнокомандующему.

Карельский фронт простирался на северном участке от Баренцева моря до Ладожского озера, защищая Ленинград с севера. В моем подчинении было десять машин – американских фордов. Возили грузы,  на передовую: оружие, пушки, снаряды, продукты, с передовой раненых. Часто попадали под обстрел, под бомбежку: летит самолет и, кажется, прямо на тебя бросает бомбу. Приходилось лавировать, объезжать воронки. Первое время во время бомбежки выбегал подальше от машины, а потом стал оставаться в машине: будь что будет, но проносило, ни разу не был ранен.

В середине 1943 года перебросили на Кольский полуостров. Освобождали города Лодейное поле на реке Свирь, Олонец, район Видмице, Петрозаводск, оттуда двинулись в Заполярье. Когда освобождали Лодейное поле, на одной стороне реки Свирь – мы, на другой – финны. Наша задача: переправиться на другой берег, доставить снаряды. Навели понтонный мост, и только по нему пошли машины, налетела вражеская авиация, начала бомбить переправу. Одной бомбой мост был нарушен, оторвало часть моста, и две машины поплыли вниз по течению. Был приказ остановить, не дать уплыть. И мы в одежде прыгнули в холодную воду, догнали машины, зацепили канатами и вытащили на берег. Мокрые, едем дальше. Тайга, как только на шоссе появляется две-три машины, финны начинают обстрел. В моей машине командир взвода лейтенант Бортников. Что-то случилось с машиной,  пока я исправлял неполадку, наши уже далеко уехали. Мы двинулись вдогонку, проехали километров пять, выскочили из-за поворота и видим, что на дороге завал из веток. Спрашиваем друг у друга: «Что будем делать?». Решили проскочить, едем на полном ходу, из леса обстреливают из автоматов. Машина наехала на эти ветки, сук попал в  радиатор и пробил его, машина встала. Мы начали отстреливаться, командира ранило, нас начали окружать. Не знаю, чем бы все кончилось, если бы финнов было больше и вскоре не подъехали бы наши машины. Так я спас командира и  документы, за это был награжден медалью «За боевые заслуги».

Освободив Кольский полуостров, двинулись дальше гнать фашистов, освободили порт Петсамо, Киркенес, никелевый рудник,  участвовал в освобождении Северной Норвегии. Закончил войну в Заполярье в Норвегии, демобилизован из Армии 13 августа 1945 года.

Имею медали «За боевые заслуги», «За Советское Заполярье», «За победу над Германией», юбилейную медаль «Ветеран Карельского фронта» и другие юбилейные медали.

Вернулся в с. Таштып Таштыпского района Хакасской Автономной области. После войны работал шофером в управлении «Союззолото», когда его расформировали – в Таштыпском РСУ, откуда пошел на пенсию.

Последнее время живу в с. Большая Сея Таштыпского района».


Иннокентий Петрович Бутонаев


Родился в 1925 года в д. Малая Сея Таштыпского района. Перед войной жил в поселке Коммунар Ширинского района, беспризорничал. Как беспризорника отправили учиться в ФЗО, закончил в 1940 году, работал на руднике, добывали руду из которой отливали броню.  Когда началась война, вернулся домой в Малую Сею. В феврале 1943 года был призван на фронт в 128 запасной артиллерийский полк снайпером. С августа по октябрь1943 года – стрелок 203-го отдельного лыжного батальона. Затем попал на 3-й Белорусский фронт в состав 2-го батальона 306-го стрелкового Краснознаменного полка 62-й стрелковой ордена Трудового Красного Знамени дивизии 31-й армии. Был ручным пулеметчиком.

Под Оршей стояли в обороне десять месяцев, а в 1944 пошли в наступление. «Мы наступали пешком, я  с ручным пулеметом, заряжающим у меня был солдат из штрафной роты. Брали город Минск, освобождали Белоруссию, потом вошли в Латвию, форсировали реку Неман. В одном бою в июле 1944 года уничтожил четверых гитлеровцев, а троих взял в плен. За этот бой был награжден медалью «За отвагу». В Латвии же был тяжело ранен. Оперировали в госпитале в Москве, а долечивался в Пермской области».

Демобилизовался  Иннокентий Петрович в сентябре 1945 года, вернулся домой в родную деревню Малая Сея. До пенсии работал комбайнером, шофером, трактористом, электриком сначала в колхозе, а затем на 6-й ферме совхоза «Абазинский».


Роман Игнатьевич Канзычаков


В 1940 году Роман Игнатьевич был призван на действительную службу, служить начал в городе Выборг Ленинградской области в 495 гаубичном артиллерийском полку 123 ордена Ленина стрелковой дивизии. С первых дней войны оказался на передовой. Враг рвался к Ленинграду, и к осени город оказался в блокаде. Было очень тяжело, не хватало продовольствия. Однако все знали, что немецкому солдату никогда не быть в Ленинграде. Бывало так, что фашисты-финны устанавливали на переднем крае своих позиций громкоговоритель и начинали агитацию: «Что вы там сидите голодные, переходите на нашу сторону», и начинали на глазах наших голодных солдат кормить своих. Командир батареи, старший лейтенант  Сбродов дает команду орудийному расчету пушки: «Прямой наводкой по кухне!», глядишь, после этого несколько солдат лежат на снегу, кухня разбита. Так было несколько раз, потом они стали бояться так делать».

С июня 1941 года по апрель 1942 года был командиром разведки. Советские  войска занимали активную оборону, в окопах, часто  по пояс в воде, отражали атаки противника, ходили в разведку, на «охоту» за финнами. Иногда ночью в белых халатах со снайперскими винтовками пробирались поближе к финским траншеям, закапывались в снег, целый день в перископ наблюдали за финнами, как только появляется солдат, его укладывали метким выстрелом. На его счету 11 убитых финнов, их тогда называли охотниками. В ленинградской блокаде находился до апреля 1942 года, затем был направлен на учебу во 2-ое Киевское артиллерийское училище, которое находилось в Саратове. После ускоренных курсов было присвоено звание лейтенанта и дано направление под Сталинград на Донской фронт, где сначала был заместителем командира батареи, а затем командиром батареи. Это было великое сражение, которое стало переломным моментом в Великой Отечественной войне. Какая была радость, когда войска Южного фронта соединились с войсками Северного. Солдаты обнимались, поздравляли друг друга с победой в битве на Волге. 2 февраля 1943 года фашистская группировка под Сталинградом была полностью уничтожена. И они видели поверженных фашистов, замерзших, истрепанных, закутанных в лохмотья, которые были взяты в плен.

После разгрома фашистов под Сталинградом ему выпала честь сражаться  на Курско-Орловской дуге. Были сильные бои, но уже чувствовалось, что инициатива на стороне советских войск. В воздухе господствующее положение занимала наша авиация, солдаты часто наблюдали, как охваченные черным дымом немецкие самолеты падали на землю. Разгром под Курском заставил фашистов перейти к обороне. Они считали, что советские войска не смогут перейти Днепр. Однако и здесь их планы провалились.

Батарее старшего лейтенанта Канзычакова было приказано переправиться ночью на правый берег Днепра, занять там плацдарм и поддерживать артиллерийским огнем наступление нашей пехоты. Немцы занимали выгодное положение на высоте, а наша батарея внизу, в лесочке, трудно было вести прицельный огонь, но с заданием справились. За форсирование Днепра он был награжден орденом Красной Звезды. Здесь же, при форсировании Днепра, он встретил земляка хакаса. Какая это была радость поговорить с ним на родном языке. За войну он встретился всего с двумя земляками-хакасами, одного из них перетянул в свою батарею. В боях за Украину земляк был тяжело ранен, отправлен в госпиталь, и больше он его не видел и после войны не нашел.

На Украине участвовал в освобождении Харькова, Полтавы, Белгорода, Кременчуга, Звенигородка, Знаменки, Киева. После освобождения Украины была небольшая передышка, солдаты отдыхали, принимали пополнение из жителей освобожденных территорий. Освобождал г. Бухарест – столицу Румынии, г. Белград – столицу Югославии, Будапешт – столицу Венгрии. Участвовал в крупном сражении в районе озера Балатон в Венгрии. На его батарею двигалось около десяти танков противника. Командир дивизиона Аборзумян приказал стоять насмерть. Бой был тяжелый, они подпускали танки метров на триста и били по ним, но и нам досталось. Из четырех пушек батареи было разбито три, подожжена автомашина батареи. И когда наводчик последней гаубицы Никаноров был тяжело ранен, комбат сам встал к орудию и стал прямой наводкой целиться по танкам. За этот бой его наградили орденом Александра Невского.

После этого сражения советские войска гнали фашистов без остановки. Войну он закончил недалеко от столицы Австрии г. Вены, затем их часть стояла в Румынии. За годы войны Роман Игнатьевич Канзычаков был награжден орденом Александра Невского, орденом Красной  Звезды, медалями «За оборону Сталинграда», «За освобождение Киева», «За освобождение Белграда», «За взятие Будапешта», «За победу над Германией», имеет десять благодарностей от главнокомандующего армией Иосифа Сталина. Демобилизовался осенью 1946 года.

О том, что он был храбрым воином, рассказывают его однополчане в письмах, которые получила семья уже после того, как его не стало. Вот что пишет его однополчанин И.И. Рябухин: «Был он смелый, даже рискованно смелый порой. Как комбат проявил себя отменно. В моей памяти он остался всегда шустрый, импульсивный, сметливый и скорый на достижение поставленной цели». В.М. Лавренюк пишет: «Наверное, дети и внуки интересуются, какой был их отец и дедушка, то я могу сказать, что он был большим патриотом своей Родины, стойким и отважным командиром и заботливым в отношении людей». Эти письма бережно хранятся, чтобы и внуки, и правнуки знали свои корни.

 

Материал предоставлен Г.Р. Канзычаковой, Большая Сея

 

Дата создания: 27 02 2015
Дата редактирования: 27 02 2015

вверх

Версия для слабовидящих